Четыре опасности для Украины

Путин уже стремится не к победе, а к нашему поражению. Какие сценарии?

Понимает ли путин, что он проиграл? Безусловно. Даже если ему вешают лапшу на уши относительно каких-то тактических побед – все равно провал зимнего наступления, провал осенне-зимней ракетной кампании, экономические проблемы, социальные настроения и международная ситуация очевидны.

У путина нет шанса на победу, потому что победа – это мир лучше предыдущего. Кусок украинской земли в зубах не делает мир для России лучше, чем по состоянию на январь 2022 года. Сухопутный коридор в Крым не стоит разгромленной кадровой армии, разбитых государственных финансов, разрушенной экономики и международной изоляции, и главное – потери перспективы быть третьим полюсом в трехполюсном мире.

К чему тогда стремится путин? Ответ очевиден – он стремится к украинскому поражению.

Бывают войны, когда одна сторона одерживает победу, а другая терпит поражение. Мы привыкли все войны мерить такой меркой. Но бывают и войны, когда все стороны терпят поражение, а победителей нет. Вспомните Первую мировую на восточном театре военных действий: Немецкую, Австро-Венгерскую и российскую империи – все три потерпели поражение, победителей не было.

Российское поражение еще не означает украинскую победу. Ибо война может завершиться нашей победой и российским поражением. А может завершиться поражением обеих сторон. Для путина это не будет победой, но будет, по крайней мере, внутренним оправданием. А россиянам он может объявить победу в любой момент вне зависимости от объективных реалий, и они (за небольшим исключением) облегченно вздохнут: “Все закончилось, мы победили, живем дальше как без рисков и неудобств, так и без обид и унижений, а эта СВО была лишь эпизодом, достойным забвения”. Путин не нуждается в сохранении лица.

У путина нет никакого способа обеспечить себе победу. Но есть, по крайней мере, четыре пути обеспечить украинское поражение.

Первый путь состоит в войне на истощение. Он верит, что Запад может устать и украинские ресурсы закончатся быстрее, чем российские.

Второй путь состоит в замораживании конфликта. Он верит, что Запад и Восток вместе могут заставить Украину сесть за стол переговоров и подписать замораживание по тому или иному сценарию.

Третий путь – в расколе украинского общества. Он верит, что завышенные ожидания приведут к гражданскому конфликту между теми, кто за прекращение войны, и теми, кто за продолжение войны. Отсутствие совместного видения победы и сильный информационный шум действительно рискованны для Украины.

Четвертый – потеря Украиной шанса на послевоенное восстановление. Инерционный сценарий украинского послевоенного развития – поражение Украины.

Путин потерпел поражение, но мы еще не победили. Его цель – дотянуть нас до поражения. Наша цель – победа. Победа – это мир лучше предыдущего: восстановленная Украина в ЕС и НАТО и деимпериализированная РФ, у которой никогда больше не будет возможности угрожать Украине.